Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Коррупция – большая проблема для Абхазии. Все в стране признают, что она существует, говорят об этом на митингах и выборах, но, придя к власти, относятся к этой беде с учетом личного интереса.

На своей первой пресс-конференции для абхазских СМИ, которая прошла на прошлой неделе, президент Аслан Бжания тоже поговорил о коррупции. Он предложил народу сообщать ему о членах правительства, в отношении которых есть доказательства о нарушении закона и участии в коррупции. «Я был бы благодарен нашим гражданам, которые располагают достаточными доказательствами в отношении членов кабинета министров, нарушивших закон или являющихся коррупционерами. Если такие доказательства будут, они будут арестованы в течение суток», – пообещал президент.

«Многообещающее» заявление. То есть для того, чтобы решить вопрос с коррупцией, рядовому гражданину надо научиться собирать «достаточные доказательства». Что такое «достаточные доказательства», которые позволят арестовать человека в течение суток, не уточнялось. Поэтому позволю себе поразмышлять и позадавать вопросы.

Можно ли представлять «достаточные доказательства» анонимно или все же нужно некое личное участие? А чем будут заниматься правоохранительные органы, если рядовые граждане станут выполнять их функции? И как быть с презумпцией невиновности, если по доносу можно арестовать человека «в течение суток»?

Представьте: кому-то приглянулся дом, построенный соседом-чиновником с зарплатой в 14 тысяч рублей. Может этот гражданин просто взять и нашептать про него президенту? Или несоответствие между уровнем жизни и зарплатой не являются «достаточным доказательством»?

Тогда что является? Может быть, рядовому гражданину надо прикрепить жучок к каждому чиновнику, депутатам республиканского, районного и сельского уровня, главам администраций, судьям, прокурорам, милиционерам и так далее? Отследить финансовую деятельность компании, получившей государственный заказ, поднять счета каждого чиновника, который взял кредит в банке под низкие проценты или вообще без них и еще и не вернул его?

Являются ли «достаточными» факты, приведенные активистами движения «Нас не спросили» в отношении нефтяной кампании «Апсны-Ойл», которой, по соглашению от 2014 года, продленному в 2018 году, передано более 20% территории страны под исследование и добычу нефти (площадь участка, переданного ООО «Апсны-Ойл» для исследования и добычи нефти – 1 888 кв. км, площадь Республики Абхазия – 8 660 кв. км).

Если бы перед тем, как отвечать журналистам на вопрос, связанный с данной проблемой, президент взглянул на страницу общественного движения «Нас не спросили», у него могли бы появиться подозрения, что договор с частной нефтяной компанией – грабительский. Доля государственного участия – 0%, экологические риски не застрахованы. А еще он бы узнал, что при составлении договора были допущены правовые нарушения. Что интересы народа Абхазии, который, по Конституции, является собственником земли и природных ресурсов, не учтены. И что чиновники, подготовившие и подписавшие договор, злоупотребили властью в личных интересах. А именно эти чиновники сегодня находятся во главе правительства, не так давно назначенного президентом.

Хотя наивно полагать, что Аслан Бжания, возглавлявший в тот период Службу государственной безопасности, всего этого не знал.

Столь же наивно доверять главе государства, когда тот отмахивается от вопроса журналистов, говоря, что ему ничего не известно о деятельности иностранной компании «Апсны-Ойл», о которой, обратите внимание, говорят не какие-то анонимные пользователи, а известные в стране люди – действующие и бывшие депутаты парламента, общественные активисты. Для расследования деятельности компании в парламенте, членом которого еще недавно был и нынешний президент, была создана специальная комиссия по расследованию деятельности «Апсны-Ойл». Главе государства надо бы поинтересоваться результатами ее работы.

Предложение президента предоставить доказательства коррупции чиновников кажется мне не просто несерьезным. Совершенно очевидно, что никакой борьбы с коррупцией не намечается. То, что сейчас происходит, – это нейтрализация политических оппонентов под прикрытием борьбы с коррупцией. К тому же, призывая общественность к участию, президент как бы демонстрирует свою потенциальную готовность к борьбе с «безбожным воровством» и одновременно перекладывает эту ответственность на граждан страны, которые могли бы потрудиться над добыванием «достаточных доказательств», если не желают жить в коррупционном обществе.

А ведь чтобы понять степень коррумпированности чиновников, не надо призывать людей заниматься несвойственной для них работой – надо выглянуть в окошко из своего президентского кабинета или кабинета председателя СГБ, в котором президент любит работать, и посмотреть на автотранспорт своих подчиненных. А еще можно нагрянуть к ним в гости (думаю, что главе государства никто не откажет в гостеприимстве). А можно еще заглянуть в документы и узнать, в чьих интересах принимались решения, к примеру, по выделению земли под строительство бензоколонок или новостроек.

Обществу было бы очень интересно узнать от президента, как обстояли дела с коррупцией на абхазо-грузинской границе в то время, когда он был председателем СГБ и граница находилась в его непосредственном ведении. Почему в СГБ «проморгали» массовую продажу паспортов? Разъяснить обществу, на какие средства президент проводил свои избирательные кампании, собирал и кормил сторонников, содержал охрану. Сколько средств потратил депутат парламента Аслан Бжания, зарплата которого была не более 17 тысяч рублей, на то, чтобы стать президентом?

А ведь есть куда более простой способ борьбы с коррупцией, нежели привлечение населения к поиску доказательств, – декларирование доходов, расходов и имущества высшими должностными лицами. Это же так просто – обязать себя, всех чиновников и их родственников заполнить декларации в соответствии с принятым законом.

Да, чтобы люди поверили в благие намерения главы государства, а не воспринимали все его действия как месть политическим оппонентам, начинать борьбу с коррупцией надо с себя и со своего ближайшего окружения. Иначе ничего не получится.

* * *

*Договор № 03/14 от 16.05.2014 между Министерством экономики Абхазии и ООО Апсны Ойл.П.3.17 «Добытое из недр углеводородное сырье является собственностью Владельца лицензии».*

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Грузия может не признавать Абхазию, но если делами докажет, что стремится к миру, тогда можно будет начать общение между странами. Об этом президент Абхазии Аслан Бжания сказал 3 июля во время пресс-конференции, организованной «Интерфакс».

«Мы не требуем от руководства Грузии, чтобы они признали абхазское государство, но договор о неприменении силы даст возможность для диалога», — сказал абхазский лидер.

Он отметил, что грузинское руководство официально заявляет о стремлении к миру, но на деле заняло неоднозначную позицию и ведет неконструктивную политику. Бжания добавил, что в Абхазии надеются на мир, но готовы противостоять вооруженному нападению.

«Наша степень готовности совместно с Вооруженными силами России позволяет спокойно смотреть в будущее», — сказал Бжания.

Напомним Абхазская АССР входила в состав Грузинской ССР на правах автономии. После распада СССР объявившая независимость Грузия восстановила конституцию Грузинской Демократической Республики 1918 года, которая не предусматривала автономий.

Дальнейшие споры о статусе Абхазии переросли в этнический вооруженный конфликт, и грузинская армия захватила Сухум. Абхазская армия в сентябре 1993 года в ходе военной операции вернула контроль над столицей и вынудила грузинские войска покинуть Абхазию.

ИА Красная Весна

 

24 апреля состоялось заседание Кабинета министров Абхазии, где правительство сложило полномочия. Новый президент республики Аслан Бжания в течение трех месяцев должен сформировать новый Кабмин.

СУХУМ, 6 июл - Sputnik. Аслан Бжания назначил Анри Барциц министром юстиции Республики Абхазия, сообщает пресс-служба президента страны.

Анри Барциц родился 6 ноября 1990 года в Гудауте Абхазской АССР.

2007 - 2012 годы обучался в Московском государственном юридическом университете (МГЮА) по специальности "юриспруденция".

2012 - 2015 годы обучался в аспирантуре на кафедре конституционного и муниципального права МГЮА.

В 2017 году получил ученую степень кандидата юридических наук.

С 2018 года участник различных научных грантовых проектов.

Опубликовал более 20 авторских и соавторских научных статей. Соавтор учебного пособия для бакалавров и учебного пособия для магистров.

2013 - 2014 годы - командированный юрисконсульт правового отдела Департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Министерства образования и науки России.

С 2014 года по настоящее время преподаватель и старший преподаватель кафедры конституционного и муниципального права МГЮА.

2017 – 2019 годы – заместитель заведующего кафедрой конституционного и муниципального права ФГБОУ ВО МГЮА.

Женат. Отец двоих детей.

В прежнем Кабинете министров пост главы Министерства юстиции занимала Марина Пилия.

 

 

Глава государства дал пресс-конференцию ИА «Интерфакс».

Сухум. 3 июля. Апсныпресс. На онлайн пресс-конференции, которую Президент Абхазии Аслан Бжания дал ИА «Интерфакс», Глава государства рассказал об итогах поездки в Россию.

Как сообщил Аслан Бжания, встреча с Президентом России Владимиром Путиным была короткой, в рамках торжественных мероприятий, посвященных 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. «Формат встречи не предполагал обсуждения межгосударственных проблем. Скорее всего, будет еще официальная поездка, в рамках которой у меня будет возможность детально обсудить с российским коллегой все вопросы двустороннего сотрудничества. На постоянной связи я нахожусь с Дмитрием Козаком и со всеми руководителями ведомств, которые задействованы в нашей совместной работе. Степень интенсивности этой работы вселяет надежду на то, что у нас не будет неразрешимых проблем».

При этом, Президент Абхазии сообщил: «После Парада Победы я пригласил Владимира Путина и других присутствующих на торжественных мероприятиях президентов на открытие памятника авиаторам. Вы, наверное, знаете эту историю. Наши поисковики установили личность погибшего в январе 1943 года, в Сухумской бухте летчика, защищавшего небо Абхазии – Николая Сикова, ему было всего 22 года. На его счету было уже 6 сбитых самолетов, 30 воздушных боев, более 200 раз он вылетал на боевые задания. Абхазские рыбаки нашли винт самолета, и по номеру на нем было установлено имя пилота. В Сухуме воздвигнут памятник погибшим героям-авиаторам. Аналогичный случай произошел в Ленинградской области, там погиб прославленный сын Абхазии, военный летчик Татико Ласурия, ему в России тоже установлен памятник. На открытие мемориала в Сухуме я пригласил Владимира Путина. Он поблагодарил, сказал, что, если будет возможность, приедет. Мы будем очень рады».

Аслан Бжания пояснил, что повестка дня двустороннего сотрудничества обусловлена Договором между Абхазией и Россией «О союзничестве и стратегическом партнёрстве», подписанном 24 ноября 2014 года. «Мы считаем, что в этом Договоре заложен огромный потенциал двусторонних взаимоотношений, и задача номер один – реализовать их в полной мере. Часть мероприятий, указанных в Договоре, уже реализована, но другие мероприятия, расписанные по министерствам и ведомствам, еще предстоит реализовать. Мы будем работать дальше в этом направлении. План работы уже составлен».

 

 

 

 

Российское агентство «Интерфакс» организовало пресс-конференцию с президентом Абхазии Асланом Бжания для иностранных журналистов. Вопросы корреспондентов ТАСС, РИА Новости, «Известий», представителей СМИ Грузии и Испании зачитал заместитель генерального директора «Интерфакса» Георгий Гулия. Были подняты темы открытия границы, контактов с российской стороной, продажи недвижимости иностранцам, отношения президента к поправкам в российскую Конституцию и возможность внесения изменений в абхазскую Конституцию. Они спрашивали о военном сотрудничестве Абхазии и России в контексте контактов Грузии с НАТО, а также о возможности добычи нефти.

Пресс-конференция прошла в режиме онлайн, вопросы Аслану Бжания из Москвы задавал Георгий Гулия. Сначала они касались пандемии и готовности России открыть границу. Аслан Бжания сообщил, что направил письмо премьер-министру России Мишустину и подчеркнул, что пока нет никакой определенности и назвать дату открытия границы он не может.

«Оказывает ли Россия достаточную финансовую поддержку Абхазии в столь трудное время?» – спросил Георгий Гулия.

Недостаток финансовых средств у Абхазии очевиден, но все свои обязательства Россия выполняет. «Я плохо могу себе представить картину, чтобы в тяжелые времена руководство России оставляло без поддержки и помощи своих союзников. Такого в истории не было и в нашем случае не произойдет», – уверен Бжания.

На вопрос, какие встречи были в Москве и наладился ли контакт с Владимиром Путиным, Бжания ответил, что пригласил президента России в Абхазию на открытие памятника российским летчикам и будет рад, если этот визит состоится.

Ведущий уточнил: есть какой-то план контактов с руководством России?

На этот вопрос президент ответил уклончиво и сослался на российско-абхазский договор: «Повестка дня, план наших взаимодействий – все это проистекает из договора между Россией и Республикой Абхазия о союзничестве и стратегическом партнерстве, который был подписан 24 ноября 2014 года. Этот договор указывает и определяет основные направления нашего взаимодействия. Часть мероприятий, указанных в договоре, уже реализована. Значительная часть мероприятий, проистекающих из договора, по сей день не реализована. Мы считаем, что в этом договоре заложен огромный потенциал для двухсторонних взаимоотношений, и задача номер один – реализовать в полной, в максимальной мере условия, заключенные в этом договоре. Исходя из этого договора, мы будем действовать».

«В Москве заметили, что вы приняли участие в голосовании по поправкам в Конституцию Российской Федерации как гражданин России, – сказал Гулия, – чем вызван такой ваш шаг и есть ли необходимость внести поправки в Конституцию Абхазии?»

«Гражданство предполагает определенные обязательства перед государством. Я гражданин Абхазии, и у меня есть российское гражданство, и мой долг принимать участие в общественно-политических мероприятиях, которые происходят в Российской Федерации. Изменения в Конституции Российской Федерации – это проработанный и очень важный вопрос, и я считаю для себя необходимым прийти и проголосовать. Насколько я понимаю, речь идет об усилении государственных институтов. Этот механизм направлен в конечном итоге на то, чтобы улучшить качество жизни граждан Российской Федерации. Что касается изменений в Конституцию Республики Абхазия, об этом у нас говорят давно. Была создана комиссия по внесению изменений, есть ряд предложений, мы будем их изучать и по мере необходимости реализовывать. Изменения в нашей Конституции будут, но я не думаю, что это произойдет в ближайшие полгода, скорее всего, это произойдет в 2021-м году. Речь идет о перераспределении полномочий между ветвями власти, об усиление роли парламента».

«Что может измениться или меняется в Абхазии с точки зрения приобретения негражданами Абхазии жилья в республике»? – поинтересовался Гулия.

Аслан Бжания обнадежить его не смог:

«В настоящее время никаких новшеств в этом плане нет, – сказал он. – Но хочу довести до вашего сведения, что иностранцы имеют право приобретать в Абхазии недвижимость, однако для этого они должны зарегистрировать в Абхазии юридическое лицо. В этом случае ограничений никаких нет. Что касается физических лиц, если у них нет абхазского гражданства, то правом приобретать недвижимость они не наделены». Вопрос находится на стадии изучения и пока к его решению не готовы ни государственные институты, ни правовой механизм.

«Как обстоит дело в части сотрудничества в военной сфере? Какая ситуация вокруг российской военной базы в Абхазии?» – зачитал вопрос Гулия.

Аслан Бжания его заверил, что в Абхазии относятся к российским военнослужащим, как к родным и близким, и они находятся в комфортных условиях. Взаимодействие по линии Министерств обороны налажено, создана объединенная военная группировка, «стоит вопрос о строительстве инфраструктурных сооружений». Все это прописано в договоре о стратегическом партнерстве и будет приоритетным направлением в его деятельности.

Журналистов редакции «Диппанорамы» ИА Интерфакс волнует вопрос взаимоотношений Абхазии и Грузии. «Грузия и НАТО активно взаимодействуют в Черном море. Натовские корабли заходят в черноморские порты Грузии. Является ли такое вовлечение Грузии в орбиту НАТО предметом обеспокоенности абхазской стороны и потребуется ли в этой связи дополнительная военная помощь со стороны России?» – поинтересовался Георгий Гулия.

«Мы отслеживаем эти процессы, Министерство обороны Абхазии поддерживает тесные контакты с седьмой военной базой и с Министерством обороны Российской Федерации, и мы проводим совместные учения. Мы не заинтересованы в развязывании конфликта, но мы должны быть готовы к любому развитию событий. И степень нашей готовности совместно с Российской Федерацией позволяет нам спокойно смотреть в будущее», – сообщил Аслан Бжания.

Агентство нефтяной информации спрашивает: правда ли что в Абхазии разведаны запасы нефти, каковы их объемы, планируется ли их добыча и кто будет этим заниматься?

Аслану Бжания ничего о разведанных запасах нефти не известно. Выдана лицензия компании, которая занимается разведкой. Ведутся геологоразведочные работы на сухопутном участке и на морском шельфе. Когда эти работы закончат, будет информация о том, есть ли запасы, которые можно добывать.

«Гражданское общество Абхазии складывается на площадях и в соцсетях. Вы следите, что пишут люди в соцсетях, вам об этом докладывают? Для вас это имеет значение?»

Оказалось, что президент не следит за соцсетями и не является пользователем. Только в том случае, когда происходит что-то неординарное, его об этом информируют. Он считает, что люди, влияющие на общественное мнение через соцсети, должны быть более компетентными и ответственными. Что касается митингов, то они тесно связаны с абхазской культурой. Традиция собираться на сходы и на площадях не вызывает у него раздражения. Он, правда, согласился с тем, что «не всегда это выглядит красиво, и от таких ситуаций надо уходить». Но выражение народом своего отношения на митингах – это законное право граждан.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 53