Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

МУП г. Сухум "Водоканал" сообщает о том, что в связи с ремонтными работами, которые будут проводиться на резервуаре №5 (с. Лечкоп) на пересечении ул.Дбар - ул.Гулия и на водоводе насосной станции №2, ‪4 июня‬ с 00:00 до 22.00 часов будет прекращена подача питьевой воды в районах города: Старый посёлок, Колос, ул. Адыгейская, ВИЭМ, с. Яштуха, центральная часть города, рынок, Маяк.

 

 

Обвиняемый в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов житель села Яштуха сбежал из-под стражи из Центральной республиканской больницы в Сухуме 1 июня.

СУХУМ, 2 июн - Sputnik. Сотрудники МВД Абхазии принимают меры по установлению местонахождения и задержанию Гургена Киракосяна, который сбежал из ЦРБ в Сухуме 1 июня, сообщает пресс-служба ведомства.

Киракосян обвиняется в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, он находился в розыске и был задержан 15 мая.

После правонарушитель находился на лечении в хирургическом отделении ГУ МЗ РА "Республиканская больница", откуда ему удалось сбежать: он избавился от наручников и, используя постельное белье, спустился с третьего этажа через окно палаты.

В отношении Киракосян прокуратурой Сухума возбуждено уголовное дело по факту побега из-под стражи.

Приказом министра внутренних дел в отношении сотрудников, несших службу по охране Киракосян, назначена служебная проверка. Материал проверки переслан в Генеральную прокуратуру для принятия процессуального решения.

 

 

 

 

Избранная Сухумским городским судом 14 мая 2020 года мера пресечения в виде домашнего ареста и оставленная в силе определением Кассационной коллегией Верховного суда РА в отношении Авидзба Гарри Хиударовича, несмотря на ходатайство органа расследования о продлении срока заключения под стражу, была нарушена последним по истечении 16 дней.

Обвиняемый Авидзба Г.Х. 30 мая 2020 года был замечен сотрудниками УУР МВД РА в г. Сухум по улице Когония, и был доставлен в УВД по г. Сухум, в связи с нарушением установленного запрета не выходить из жилища.

В этот же день, 30.05.2020 года орган предварительного расследования обратился в Сухумский городской суд с ходатайством об изменении меры пресечения в отношении Авидзба Г.Х. с домашнего ареста на заключение под стражу сроком до 17 июля 2020 года, то есть до окончания срока предварительно следствия. Суд первой инстанции частично удовлетворив ходатайство старшего следователя СЧ СУ Генеральной прокуратуры РА Багателия Б.Р., изменил меру пресечения на заключение под стражу, однако установил срок содержания под стражей на 20 суток.

Как сообщалось ранее, 17 марта 2020 года прокуратурой Сухумского района было возбуждено уголовное дело в отношении Авидзба Г.Х., по ч. 2 ст. 320 (применение насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти), ч. 2 ст. 217 Уголовного кодекса РА, а также Зухба М.А., Зухба А.М., Зухба А.И. по ст. 319 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов) и ч. 2 ст. 217 (незаконное ношение, хранение, перевозка огнестрельного оружия в составе группы лиц) Уголовного кодекса РА.

Генеральная прокуратура Республики Абхазия

 

Почти полтора месяца прошло с того момента, как Аслан Бжания вступил в должность президента, и понятно, что ждать каких-либо видимых результатов от новой власти глупо и бессмысленно – слишком мало времени прошло.

Однако, этого времени слихвой хватило бы на озвучивание главой государства обещанной еще в выборный период программы полномасштабных реформ и формирование под этот план действий правительства.

Но до сих пор не то что четкого понимания, каким образом новая команда собирается проводить в стране преобразования, но даже ее расплывчатых контуров не видать.

Есть ощущение, что вся энергия незаметно растворилась в решении пресловутого кадрового вопроса.

До сих пор большинство министерских портфелей не нашло своих новых хозяев. А среди тех, кого все же назначили, в основном до боли знакомые лица: либо министры времен президентства Рауля Хаджимба, чьи полномочия как-то совсем неожиданно пролонгировали при его антагонисте Аслане Бжания; либо возвращенные из еще более далекого прошлого - времен президентства Александра Анкваб, который теперь, как известно, выступает в новой ипостаси – премьер-министра.

Новых лиц в правительстве, которых можно было бы назвать безоговорочными членами команды Аслана Бжания всего двое – министр внутренних дел Дмитрий Дбар и министр туризма Теймураз Хишба. И все. Такая ограниченность ресурса неизбежно наталкивает на мысль: а была ли вообще у Аслана Бжания команда реформаторов, о которой так громко и часто говорилось в период выборов?

Суровые реалии всестороннего кризиса, в который планомерно скатывалась Абхазия как минимум последние десять лет, нынче не запланировано утяжеленные охватившей весь мир пандемией, похоже действительно вогнали новую власть в системный ступор. Делать резкие движения в виде непопулярных мер при отсутствии какой-либо финансовой «подушки» ей явно боязно. Прослеживается тенденция оставить все как есть, а там действовать по ситуации.

По крайней мере, утвержденная структура правительства, по степени своей громоздкости не уступающая своим предыдущим аналогам (на содержание этого бюрократического аппарата вкупе с пенсиями сейчас уходит весь без остатка нынешний доход государственного бюджета), лишь подтверждают избранную тактику. Но такое поведение в абхазских условиях способно лишь усугубить кризис, а не решить проблемы, что делает позиции новоиспеченной власти уже сейчас крайне не устойчивыми.

Даже при том, что после выборов новая оппозиция еще не сформировалась, привести к президентскому дворцу недовольные массы, может кто угодно и под любой повод. Тем более этот повод и так уже лежит на поверхности,дожидаясь своего часа – в связи с карантином резкого ухудшения уровня жизни населения не избежать.

Курортный сезон, от которого традиционно кормится основная часть населения, в этом году либо вообще не состоится, либо пройдет в крайне усеченном виде. Но даже если сезон хоть ненадолго заглянет в Абхазию, «дивиденды» от него могут оказаться неподъемным грузом для местной системы здравоохранения. Даже к гадалке не ходи, с российскими туристами в обязательном порядке в страну въедет большая «порция» коронавируса, от которого республику весь этот период уберегала закрытая граница.

Тезис «Россия нам поможет» тоже весьма наивен в качестве антикризисной меры по нескольким причинам: Кремлю в условиях экономического кризиса сейчас явно не до Абхазии, ему бы со своими регионами справиться. В связи с чем больших денег Сухуму по любому не придется ждать. Но даже, если вдруг финансовая помощь Абхазии будет достаточно увесистой, при тех существующих схемах по распилу, которые отрабатывались годами, ощутить пользу от нее смогут разве что причастные к ее освоению чиновники и близкий к власти бизнес.

При существующей тенденции новый кризис в любом варианте неизбежен. Но в отличие от предыдущих его последствия будут более разрушительными, чем то к чему политическая система давно привыкла – досрочной смены власти. Вкупе со свержением президента рухнет и вся система госуправления, ибо в той форме в которой она существует, прок от нее обществу приближен к нулю.

Преобразования Абхазии необходимы как воздух. Но, если вдруг Аслан Бжания после недолгой раскачки действительно возьмется за полномасштабные реформы (с резким сокращением госаппарата, жесткой борьбой с коррупцией и уличной преступностью, созданием конкурентной среды в экономике и т.д.) кризиса все равно не миновать. Слишком резкое изменение уклада жизни автоматически приведет к большому социальному напряжению в обществе со всеми вытекающими из этого не радужными перспективами.

Тем не менее, в любом случае реформаторский вариант вхождения в кризис лучше чем «застойный» вариант. Ибо в первом случае итогом кризиса станет развитие уже созданной, отвечающей современным реалиям системы управления. И это несомненно позитивно отразится на всех сферах жизнедеятельности государства - от экономики и безопасности до социальная сферы и системы образования.

Перспектива «застойного» варианта никакого оптимизма за собой не несет. В лучшем случае будет очередным этапом в системе перманентных кризисов, в худшем – новый кризис поставит жирный крест на абхазской государственности.

Инал Хашиг

https://chegem.su/

В преддверии лета в Абхазии активизировалось обсуждение перспектив проведения нынешнего туристического сезона. И эта активизация была неизбежна. Еще когда коронавирусная инфекция только начала распространяться по планете и до того, как 11 марта ВОЗ объявила ее пандемией, специалисты взялись за подсчеты того экономического урона, который нынче могут понести страны, где туризм составляет самую существенную статью доходов (запомнилось, что возглавляют этот список Филиппины – около четверти госбюджета, затем следуют Таиланд и Греция). Абхазия, как частично признанное государство, в этом списке не фигурировала, но подумалось, что у нас эта доля в реальном секторе экономики, включая теневую ее часть, может, и больше половины. И примерно в то же время я рассуждал на «Эхе Кавказа», что в преддверии турсезона у нас может быть столкновение мнений тех, кто призывает к его скорейшему открытию, и тех, кто страшится, что заезд массы туристов из России приведет к вспышке пандемии в Абхазии. Тогда, впрочем, многие питали иллюзию, что повышение температуры воздуха окажется губительно для нового коронавируса и все закончится само собой, но это предположение явно не подтвердилось.

В пятницу 29 мая премьер-министр Абхазии Александр Анкваб и ряд членов правительства провели встречу с представителями туристического бизнеса Абхазии, на которой были обсуждены проблемы отрасли, вызванные ограничительными мерами из-за угрозы коронавирусной инфекции. В начале совещания министр туризма Теймураз Хишба сказал:

«Точного алгоритма развития того, как будут складываться события, у нас нет. Нет не только в Абхазии, но и во всем мире. Но мы надеемся сегодня в рабочем режиме обсудить несколько вариантов развития событий и пойти друг другу навстречу».

Речь на встрече шла о режиме работы границы на КПП «Псоу», о решениях в области налогообложения организаций турсферы, об условиях аренды государственных объектов, осуществляющих туристическую деятельность. Президент Абхазского союза туризма Анна Калягина обратилась к членам правительства с рядом предложений по поддержке предпринимателей в условиях угрозы несвоевременного начала турсезона. Второе, что она предложила обсудить, – вопросы обеспечения эпидемиологической безопасности после того, как сезон все же начнется. Министр по налогам и сборам Даур Курмазия сообщил, что правительством готовится решение об отсрочке квартальных авансовых платежей по налогу на имущество и земельному. Александр Анкваб сказал, что правительство разделяет все опасения субъектов турбизнеса и на рабочей встрече с профильными министрами детально обсудит методы оказания поддержки представителей сферы туризма. Он также отметил:

«Нам очень неприятно выносить и записывать в протоколы распоряжения запретительные меры. Но другого пути пока нет. По отчетности статистиков у нас в Абхазии врачей-инфекционистов всего 16 человек. У нас вообще врачей разной специализации около восьмисот. И сюда придет турист, в том числе со скрытыми формами этой болезни, – что тогда?»

В любом случае понятно, что иностранный туризм нынче в Абхазии возможен только после открытия границы на Псоу Россией, по согласованию сторон. Анкваб заверил представителей турбизнеса: «Если мы будем открывать границу к какому-то числу, то за неделю до этого числа вы будете об этом знать».

В общем, разговор состоялся необходимый, ибо при всей неизвестности «алгоритма» власть и турбизнес должны заранее координировать действия при разных вариантах развития событий. Но особо рьяные граждане, заинтересованные в скорейшем начале туристического сезона, ждали почему-то незамедлительного решения вопроса. И вот некий интернет-пользователь, недовольный отсутствием такого решения, призвал в Facebook собраться 5 июня на главной площади Сухума (в последнее время данный метод многие у нас взяли на вооружение), чтобы потребовать у власти более энергичных действий по открытию турсезона. На своей странице в той же соцсети на это отреагировала абхазский искусствовед Светлана Корсая, которая в последние месяцы нередко обращается к теме коронавирусной опасности:

«Прочитала в ФБ о каких-то призывах устроить митинг по поводу открытия границы. Знаю, что в наше интересное время не принято прислушиваться к другому мнению, но все же рискну высказать свое. Я понимаю: людям нужно зарабатывать, они целый год ждут сезона, но нельзя открывать туристический сезон пока сохраняется эпидемиологическая опасность! Наша медицина не справится со вспышкой эпидемии! Это неизбежно, учитывая, как мы «соблюдаем» меры безопасности сейчас – с нашими похоронами, поминками, пикниками, компаниями. И единственное, что удерживает ситуацию, – граница закрыта для туристов. И никакие заработки не помогут, когда, не дай бог, начнут умирать люди! Это должно быть понятно всем. Думаю, что крайне опасно провоцировать людей, призывая их к каким-то сходам. Во-первых, такого рода митинги ничего не решают, а во-вторых, дезориентируют людей. Когда это у нас в июне начинался полнокровный курортный сезон? Фактически он начинается в июле. И еще. Мы десять лет были в блокаде, если кому неизвестно. Лично не слышала, что кто-то умер от голода. У нас и в 30-х годах не было голода, люди тогда приезжали из России, Украины в Абхазию, спасаясь от голода. И тем более сейчас – о каком голоде вы говорите? И правительство, и общественные организации непременно помогут нуждающимся, а остальным нам всем придется немного потерпеть, устраивать менее пышные свадьбы, воздержаться от каких-то не особо нужных приобретений и ждать, когда ситуация улучшится. Главное, что сейчас действительно необходимо – это согласованные и разумные действия, направленные на созидание и достойный выход из сложной ситуации. Здоровья всем!»

Друзья в Facebook активно поддержали ее: «Какие к черту митинги, живите и радуйтесь, что зараза не распространяется особо. А кому работать хочется – бегом в огород! Там каждый легко найдет работу»; «А какой смысл открытия границы на Псоу, если РФ никого не впускает и не выпускает?..»; «В Москве и Питере уже доказано, что 70% заболевшей молодежи – бессимптомники. Сегодня из РФ особенно никуда на отдых в дальнее зарубежье не поедешь, представляете, что будет при открытой границе... Для маленькой Абхазии это геноцид своего рода!»; «Люди, очнитесь, какие митинги? Теперь представим: на одной площади соберутся те, кто требует открытия границы, а на другой – кто против... Вам без этого скучно жить?»

Представим себе наиболее благоприятный для абхазского турбизнеса сценарий: Россия, скажем, через недели три-четыре открывает границу, может быть, даже пока только с Абхазией, учитывая особые отношения с ней, как поняли многие у нас недавнее выступление главы Ростуризма Зарины Догузовой, соответственно, и Абхазия это делает. Но приведенные здесь интернет-комментарии ясно дают понять, что в случае осуществления этого сценария наверняка громче зазвучат голоса тех, кто против массового заезда к нам туристов, пока пандемия во всем мире не будет окончательно и бесповоротно побеждена. Дата последнего события, как вы понимаете, вообще в тумане… В любом случае: не хватало нам еще одного раскола в обществе!

В туротрасли Абхазии занято свыше 20 тысяч человек, для подавляющей части – это безальтернативный род занятий. Добавьте сюда членов их семей. Еще есть так называемые коронавирусоневерующие, которые их наверняка поддержат. Но против спешки в проведении турсезона здесь будут медики и просто не желающие рисковать. Сейчас число носителей COVID-19 в Абхазии удалось снизить до трех человек, закончился карантин для всех курсантов в доме отдыха «Айтар», но кто знает, что произойдет в дальнейшем, при открытии границы на Псоу, ведь в России эпидемиологический процесс еще не пошел на спад. Вот и многие жители Сочи, как сообщают СМИ, негативно отреагировали на решение властей города об открытии курортного сезона в начале июня и сочли это ненормальным в условиях пандемии коронавируса.

На встрече в правительстве республики звучали предложения после открытия границы разрешить въезд на территорию Абхазии только тем туристам, которые имеют справку о здоровье. Но уже зазвучали голоса: а где гарантии, что турист не заразится уже по дороге в Абхазию? Зазвучали также призывы, как и в России, к развитию внутреннего туризма. Конечно, мол, деньги здесь будут не те, но… А, с другой стороны, сколько у нас жителей, которые о великом множестве достопримечательностей нашей маленькой страны знают только понаслышке!

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 260