Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Не успев оправиться от шока январских потрясений, мы вновь оказались у порога новых президентских выборов. Мнения, оценки, прогнозы развития событий – самые субъективные и противоречивые. Уставшее от высокого градуса политической напряженности большинство простых граждан нашей страны, не видя широкого выбора, не веря в риторику и голословные обещания прежних политиков, по всей вероятности, отдаст свой голос молодой плеяде, надеясь на ее творческий и созидательный настрой, приверженность реформам и новшествам. Даже самый аполитичный человек понимает, что нельзя все время топтаться на месте, буксовать вхолостую. Невольно возникает вопрос: а кто способен обеспечить прорыв, привести в движение государственный механизм? Ответ ясен и прост: молодежь, которая не страдает закостенелостью и догматичностью мышления.

Из трех кандидатов в Президенты – самый молодой и в то же время перспективный, – судя по принципиальности, обоснованности, аналитичности взглядов на сложные, порой и судьбоносные для нашей страны проблемы – Адгур Амиранович Ардзинба. Давайте посмотрим на характер его личного отношения к общенациональной собственности, к купле, продаже и прочим непростым вопросам, в оценке которых, к сожалению, проявилась шаткость и опасность ряда абхазских чиновников.

Еще несколько лет тому назад, на площадках Росийско-Абхазского делового Форума, смело, и без оглядки на политическую конъюнктуру, молодой, энергичный министр экономики Абхазии заявил достаточно убедительно и аргументировано о неприемлемости продажи недвижимости в угоду определенной олигархической касте. Вступив в полемику с известным политиком, директором Института актуальной экономики Никитой Исаевым, он сумел представить серьезную историко-демографическую мотивацию опасности и пагубности меркантильных и спекулятивных подходов к вопросу недвижимости и природных ресурсов, являющихся собственностью всего многонационального народа Абхазии. Сегодняшние его взгляды на эту проблему уже в качестве кандидата в Президенты ничуть не изменились, более того – ужесточились. Это говорит о сильных волевых качествах и последовательности будущего руководителя. Другой бы, проявил осторожность, в столь деликатном вопросе, зная, что подобная жесткая позиция идет вразрез интересам многих толстосумов.

В упомянутом диалоге Адгур Амиранович привел неопровержимые факты и аргументы, свидетельствующие о трагических последствиях подобной деструктивной политики, имевшей место в Абхазии в разные периоды прошлого столетия. Этим самым не в кабинетной тиши, и не вполголоса, а громогласно и публично продемонстрировал свою способность и готовность достойно защищать национальные интересы нашего независимого государства, на алтарь которого положили свои жизни тысячи сынов и дочерей Апсны, добровольцев с Северного Кавказа и Юга России. Благо, и многие россияне понимают, что Абхазия не должна стать полигоном для всевозможных экспериментов.

Думается, что многие обратили внимание, как однозначно, четко без всякого двурушничества, Адгур Ардзинба говорит об отношениях Абхазии и Грузии, о диалоге с грузинской стороной, которым нередко манипулируют некоторые политики, несмотря на то, что на них обрушивается шквал общественного негодования.

«С кем мы должны вести диалог? С теми людьми, которые с утра до ночи проводят учения и в голове представляют, как они будут высаживаться здесь, в Сухуме? Пусть признают нашу независимость, говорят о том колоссальном ущербе, который они нанесли нашей экономике. Тогда будем разговаривать», – вот как молодой лидер отреагировал на данный вопрос на встрече в Министерстве обороны Абхазии, где его внимательно слушали ветераны и боевые командиры, не понаслышке знающие о грузино-абхазской войне и ее страшных последствиях.

Так же открыто и недвусмысленно говорит Адгур Ардзинба о недопустимости срастания власти и криминала, необходимости расстановки кадров исключительно по профессиональным качествам и критериям. Он, не завуалированно, а честно, глядя людям в глаза, заявляет об опасности деления людей на «своих и чужих», «наших и не наших». Публично заявляет о своей решимости во имя объединения народа формировать правительство из представителей различных политических прослоек, зная что это важнейший инструмент сохранения стабильности. Открыто и во всеуслышание говорит о своей непричастности к каким-либо коррупционным схемам. Даже на встречах в силовых структурах обращается непосредственно к их ответственным сотрудникам, предлагая, как говорится, «здесь и сейчас», сказать о каких-либо негативах в отношении него, если таковые имеются реально. Человек, так уверенно вступающий в предвыборную гонку, не избегающий прямого диалога с оппонентами даже по самым острым и злободневным вопросам, разумеется, вселяет веру и надежду, что он готов бороться в будущем со многими косностями и изъянами, сопутствующими развитию нашего общества. Конечно, подобные смелые заявления не по душе тем, кто в силу своего высокомерия, не привыкли видеть сильных конкурентов. Да, можно, не признавать соперника, но что делать, если он есть, и к тому же, серьезный?

Некоторые с определенной опаской думают, не слишком ли он дерзок и откровенен в вопросах, задевающих самолюбие некоторых амбициозных политиков и чиновников? Но вряд ли нашему народу нужен руководитель боязливый, осторожный, излишне осмотрительный во всем, как говорится, держащий нос по ветру? Вышеуказанные достоинства кандидата в Президенты Адгура Ардзинба, заметно подхлестнули его предвыборный политический рейтинг. Многие не хотят замечать этого, однако это – очевидная реальность. Он всколыхнул новое движение. Вокруг него сплачиваются тысячи молодых людей, искренне озабоченных судьбой своей страны, и как раз, в этом можно усматривать симптомы оздоровления и омоложения устаревшей политической системы. Было бы несправедливо не заметить, что Адгур Амиранович, возглавляя министерство экономики, смог значительно подкрепить его кадровый потенциал молодыми, высокообразованными специалистами, умеющими работать в контакте со многими предприятиями и учреждениями страны. Да, революцию совершить, будучи министром, он никак не мог, таких чудес просто не бывает, потому что такими полномочиями он не был наделен. Но ряд своих инициатив министр смог реализовать, кто хочет, без предвзятости их увидеть – тот непременно увидит. Приносят не малую пользу личные контакты Адгура Ардзинба с его коллегами из дружественной России, руководством Республики Крым и другими регионами РФ.

Недавно в соцсетях были опубликованы тезисы программы кандидата, в которых некоторые отдельные пункты реально выражают его личное концептуальное видение решения накопившихся социальных и экономических проблем. Честно говоря, народ устал от схем, скопированных с чужих документов и законопроектов. Ценно и полезно то, что молодой лидер выходит на широкую политическую арену, учитывая накопленный предшественниками опыт, но отталкиваясь при этом на собственные взгляды и понимание насущных проблем.

Примечательно, что рядом с кандидатом в Президенты стоит молодой, интеллигентный и уважаемый в научной и творческой среде кандидат в Вице-президенты Арда Енверович Ашуба. Несмотря на нелегкие материально-технические условия и отсутствие широких возможностей для поощрения абхазоведческой науки, молодой ученый уже несколько лет успешно возглавляет знаменитый Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа, долгие годы считавшийся идеологическим оплотом абхазской государственности и национально-освободительного движения. Заметим, что Арда Ашуба не назначен, а избран тайным голосованием коллективом ведущего абхазоведческого центра.

Арда Ашуба, кандидат наук, хорошо знаком с истоками национальной этики, традиционной культуры, фольклора и этнографии. Пользуется популярностью среди студентов и профессорско-преподавательского состава АГУ, где возглавляет кафедру (был деканом филфака). Вносит свой весомый вклад в развитие связей с зарубежной абхазской диаспорой, северокавказскими вузами и научным миром. На предвыборных встречах, в прямом телевизионном эфире, Арда Енверович выглядел достаточно подготовленным, информированным о болевых точках жизнедеятельности нашего государства и общества.

Тандем Ардзинба–Ашуба, как видим, не случайный, а идейный, духовный. Приятно, что оба свободно владеют государственным языком, осознают особую важность сохранения и развития конституционного статуса абхазского языка, проявляя при этом глубокое уважение к русскому языку, к русской культуре, служащим надежным мостом для позиционирования Абхазии на международном уровне. Нас не может не воодушевлять, что и кандидат в Президенты и его коллега, прошедшие курс аспирантуры и успешно защитившие свои кандидатские диссертации, в дружественной нам России, будучи молодыми учеными, каждый в своей сфере, поддерживают достаточно тесные контакты с ее научными кругами .

Встречи со старейшинами и ветеранами национально-освободительного движения, состоявшиеся по инициативе Адгура Ардзинба, показали желание и стремление молодой команды будущих управленцев ценить и преумножать традиции взаимоуважения и взаимодействия между разными поколениями борцов за свободу и независимость Абхазии, как это было во все времена.

Было бы резонно отметить, что Адгур Ардзинба внутренне готов идти на прямой диалог с оппозицией даже в экстремальных ситуациях. Встреча с протестующими перед Администрацией Президента РА, состоявшаяся 3 марта с.г. , продемонстрировала его способность спокойно, хладнокровно и убедительно отвечать даже на самые неудобные вопросы, и снимать тем самым существующий психологический барьер. В этом, по сути, и заключаются его лидерские качества. Не было ни одного случая, чтобы он в публично-информационном пространстве свысока и пренебрежительно отозвался бы о ком-либо из оппонентов. Он может спорить, полемизировать с ними в рамках паритета, но при этом достаточно политкорректен. Было бы нечестно не оценить по достоинству факт встречи и непосредственного общения Адгура Ардзинба с Асланом Бжания в краснодарской больнице, где тот проходит курс лечения. Все понимают, что здоровье человека превыше всего, в том числе и политических разногласий. Думается, что всеми здравомыслящими людьми этот жест был воспринят положительно и одобрительно, как и в плане «апсуара», так и в общечеловеческом, нравственном понимании.

При всем уважительном отношении к старшей плеяде политиков, наступило время, когда им необходимо уступить квалифицированной и волевой команде молодых управленцев, способных и настроенных на реальное осуществление социально-экономических и правовых реформ. Слава Богу, они есть во всех штабах! Одно дело на словах эксплуатировать ура-патриотический призыв «дорогу – молодым!», другое – проявить неподдельную, истинную заботу о молодежи, ее поддержке – в реальности! Иначе мы никогда не преодолеем затянувшееся состояние политической и экономической стагнации.

Абхазия не может развиваться в состоянии постоянной турбулентности. Поэтому должна произойти естественная и закономерная сменяемость поколений, наша страна не может все время оставаться в состоянии перманентных политических потрясений. Все ждут мира, стабильности, полноценного развития нашего государства. Пусть разум возобладает над эмоциями!

Адамыр Апшицба

г. Сухум.

 

Сторонам необходимо сесть за стол переговоров, считают опрошенные ТАСС представители политических сил республики и эксперты

СУХУМ, 3 марта. /ТАСС/. Обострение ситуации в Абхазии после госпитализации кандидата в президенты Аслана Бжания не выгодно ни действующей власти, ни представителям оппозиции, которые во вторник потребовали отставки ряда министров, поэтому во избежание кризиса сторонам необходимо сесть за стол переговоров. Такое мнение высказали опрошенные ТАСС представители политических сил Абхазии и эксперты.

Во вторник около 300 жителей родового села Бжании собрались в Сухуме у здания администрации президента Абхазии с требованием отставки руководителей силовых ведомств и Минздрава после того, как кандидат в президенты Абхазии Бжания был госпитализирован в одну из больниц Краснодара.

По словам депутата парламента Абхазии Натали Смыр, поводом для таких выступлений стало резкое ухудшение здоровья Бжания, поставившего под угрозу его участие в предстоящих выборах.

"Сейчас ситуация такова, что кандидат от оппозиции выбывает из гонки <…> и оппозиция фактически не участвует в выборах - значит надо сделать все, чтобы эти выборы не состоялись. Сейчас они пытаются сказать, что было повторное отравление Аслана Георгиевича (в апреле 2019 года Бжания был госпитализирован в Москве, его сторонники утверждали, что это была попытка отравления - прим. ТАСС) и в связи с этим требуют отставки силовых структур, которые якобы не смогли должным образом обеспечить безопасность одного из кандидатов. Сейчас ведутся постоянные переговоры, обсуждение ситуации - ни одна из сторон, конечно, не хочет обострения ситуации, это никому не нужно", - сказала Смыр.

Она добавила, что парламент Абхазии принимает непосредственное участие в переговорном процессе. "Львиная доля переговоров проводится в стенах парламента, и я думаю, что именно переговоры будут стабилизирующим фактором, что разум все-таки возобладает. Мы не раз бывали в таких ситуациях, но они заканчивались мирно. Надеюсь, что мы и на этот раз договоримся. Важно все проводить в законном поле, соблюдая законы Республики Абхазия", - отметила депутат.

Выборы без Бжания

Руководитель "Центра социально-экономических исследований" Абхазии Олег Дамениа не исключает, что выборы могут быть проведены без участия Бжания. Однако к политической стабильности в республике такие выборы вряд ли приведут, отметил он в разговоре с корреспондентом ТАСС.

"Это не аутсайдер, это один из лидеров, сторонников у него очень много. Сейчас выборы на носу, а он выбыл. Сейчас, допустим, изберем мы президента - но стабильность от этого не наступит, люди останутся недовольными, и таких людей много… Вероятнее всего, большое количество людей либо проголосуют против всех, либо просто не придут на выборы, и они просто не состоятся", - сказал Дамениа.

Он добавил, что в республике необходимо провести серьезную работу по обновлению действующего законодательства, которое не менялось с момента обретения независимости. "Поэтому и выборы у нас до сих пор проходят по сценарию военного и послевоенного времени. Но сейчас ситуация другая. То есть это и политический, и правовой кризис", - пояснил эксперт.

При этом он согласился с мнением о необходимости переговорного процесса между оппозицией и представителями власти. "Я думаю, что какие-то переговоры должны вестись между разными группировками, разными силами. Это было бы разумно", - сказал Дамениа.

Сторонники ждут выздоровления

По мнению председателя партии "Единая Абхазия" Сергея Шамбы, в случае если Бжания по состоянию здоровья не сможет принять участия в выборах, назначенных на 22 марта, они могут быть перенесены.

"Есть вероятность (что выборы будут перенесены - прим. ТАСС), потому что предыдущие выборы - когда считали, что Бжания был отравлен, - были перенесены. Но это будет решать, как и в прошлый раз, парламент", - сказал Шамба.

При этом, по его словам, сторонники Бжании рассчитывают на его скорейшее возвращение в республику и продолжение участия в выборной кампании. "По нашей информации, Аслан Бжания должен до выборов успеть приехать и участвовать в выборной кампании… Это говорят врачи. Сейчас у него средняя форма, как они говорят, пневмонии, за 10-12 дней должны вылечить", - пояснил собеседник ТАСС.

История вопроса

Кандидат в президенты Абхазии Аслан Бжания был доставлен санавиацией в Краснодарскую краевую больницу №1 из Сочи, куда он был госпитализирован в понедельник утром. В Краснодаре его поместили в реанимацию, его состояние оценивали как стабильно тяжелое, во вторник утром он вышел из состояния медикаментозой комы. Исполняющий обязанности президента Абхазии, премьер-министр Валерий Бганба сообщал, что Бжания изначально поступил в сочинскую больницу с подозрением на инсульт. Секретарь Совбаза Абхазии Беслан Квициния сообщил, что предварительный диагноз не подтвердился, назначено дополнительное обследование.

Бжания одним из первых заявлял в 2019 году о своем участии в президентских выборах, назначенных на июль, однако в апреле 2019 года в тяжелом состоянии был госпитализирован в московскую клинику. Родственники и друзья политика утверждали, что Бжания отравили, спикер парламента Валерий Кварчия во время митингов оппозиции в мае с требованием перенести президентские выборы исключил возможность отравления.

Сам Бжания заявил журналистам в Москве на прошлой неделе, что это была не попытка отравления, а покушение на убийство. Он подчеркнул, что выжил прежде всего благодаря российским врачам, потом к процессу лечения подключились немецкие специалисты.

Выборы президента Абхазии пройдут 22 марта. На высший пост в республике претендуют три кандидата: Бжания, вице-премьер, министр экономики Адгур Ардзинба и экс-глава МВД Леонид Дзапшба.

ТАСС

 

Представители политической партии «Апсны» встретились с кандидатом в президенты Адгуром Ардзинба. Главными темами встречи были добыча нефти в Абхазии, борьба с коррупцией, преодоление раскола и конфликт поколений.

Встреча актива проправительственной политической партии «Апсны» с кандидатом в президенты и министром экономики Адгуром Ардзинба прошла в ее офисе за круглым столом. Прежде чем ответить на вопросы, Ардзинба высказался о текущем моменте и назвал главным тормозом развития страны раскол в обществе, который затронул все сферы и группы людей. Раскола не будет, когда к власти придут люди, которые не будут разделять свой народ, будут посылать правильные сигналы обществу, люди с современным мышлением, считает он.

Адгур Ардзинба никаких коалиций ни с кем не создавал и готов работать с профессионалами, независимо от их политических убеждений.

Первый и самый актуальный вопрос был про нефть и про то, насколько учтены интересы государства. Отвечая на него, Адгур Ардзинба заверил, что никаких данных о количестве и качестве запасов нефти в Абхазии у него нет. Он уверен, что таких сведений нет и у России, а все разговоры о добыче нефти назвал «высосанными из пальца».

Он напомнил, что все соглашения по нефти были подписаны давно и принимались кабинетом министров: «Договора эти были подписаны, начиная с 2009 года, потом были продлены, сейчас идет речь только о разведке. Мое мнение такое: для того чтобы быть за или против чего-то, надо понимать: это есть или нет? Когда у нас будет вся информация, мы положим на одну чашу весов количество, качество и предполагаемые блага для абхазского народа и для бюджета, с другой стороны, мы положим на чашу весов предполагаемые риски. И тогда мы будем принимать решение. Президент единолично такие решения не может и не должен принимать. Договора, которые подписаны, о выдаче лицензии на разведку и добычу, там нигде не прописано соотношение долей. Эти лицензии были выданы давно, потом были продлены, в том числе и при мне».

Ардзинба рассказал, что закон «Об инвестиционной деятельности» дорабатывался при президенте Анквабе вице-премьером Бесланом Эшба. В законе предусматривались для инвестиций льготы в виде «налоговых каникул» на период окупаемости, но не более восьми лет. Если бы добыча углеводородов, сказал он, попала в перечень инвестиционных проектов, это бы означало, что период окупаемости был бы 45 лет, и все эти годы нефтедобывающие компании не платили бы ни налог на прибыль, ни налог на имущество, а это гигантские деньги.

Когда после смены власти в 2014 году Адгур Ардзинба был назначен министром (в 2015 году), одной из первых инициатив Минэка стало исключение проектов по добыче углеводородов из перечня инвестиционных. К нему обращались обе компании с просьбами о включении этих проектов в список преференциальных инвестиционных проектов, но им было отказано, потому что соотношение интересов государства и частного бизнеса, который нацелен на добычу углеводородов, не соответствует интересам Абхазии. Он пояснил: «Был скандал, попытки давления, но мы этот вопрос поставили ребром, я особо никого не беспокоил, ни президента, ни вице-президента, просто сам уперся рогами, потому что в законе об инвестиционной деятельности черным по белому написано, что после того, как проект попал в перечень преференциальных инвестиционных проектов, в последующем все налоговые изменения, изменения тарифов и все остальное не распространяется на этот проект. То есть мы оставили для себя, для государства этот люфт, благодаря которому мы можем в перспективе через тарифные и нетарифные меры регулирования недостающую часть наших интересов увеличить».

Председатель Единого духовного управления мусульман Абхазии муфтий Тимур Дзыба выступил против принципа отделения религии от государства и поинтересовался у кандидата, правильно ли отделять государство от духовных чаяний народа? И высказался о том, что принятие 20-й статьи и антикоррупционного закона преждевременно, пока люди получают зарплату 9-10 тысяч рублей, а низкая зарплата вынуждает людей искать незаконные пути обогащения. Сначала надо поднять уровень материального достатка, а потом наказывать за коррупцию, считает Дзыба.

Государство должно поддерживать разные конфессии, но при этом не пересекать тонкую грань и оставаться светским, сказал Ардзинба. Русская православная церковь не признает независимость Абхазии, а абхазский церковный раскол он назвал политическим.

Ардзинба не согласился с тем, что бороться с коррупцией преждевременно, и заявил, что, если человек не может объяснить, откуда у него дом или машина, то он – преступник.

Кандидат сообщил, что за годы работы у него накопились материалы, которые он передавал в прокуратуру, но никаких расследований по ним не было, а коррупция напрямую связана с российской финансовой помощью: «Можете верить, можете не верить, но посадки будут просто потому, что у нас нет альтернативы. Вот я вам маленький пример приведу. Что плохого в том, чтобы наши граждане получали все документы, справки, выписки из реестра в одном месте? Такой проект закона и вся конструкция модели этой работы нами подготовлены почти три года назад. Все это лежит в администрации президента, и никому это не нужно. Кто ее тормозит, я знаю поименно. У нас основная часть коррупционной составляющей связана с российской финансовой помощью. И за эту финансовую помощь идет убийство. Я достоверно знаю, что там уже у некоторых политических сообществ идет борьба за то, кто, где и как будет ее осваивать. Там тоже все надо прозрачно делать. Мы же делали это. Был мой приказ делать все на конкурсной основе, правда, короткий период, потом правительство поменялось, пришли Беслан Барциц и Беслан Эшба, и они это отменили».

Адгур Ардзинба считает, что прозрачность в выделении подрядов позволит справиться с коррупцией и улучшить качество проводимых работ: «Когда люди понимают, кто получил подряд, почему он, а не он, какая смета, какая прибыль, что нам скрывать? Но, когда вы даете подряд, а потом приходишь к человеку, он должен вроде бы стройку заканчивать, а у него и половина не построена, спрашиваешь: почему? Он отвечает: денег нет. А куда деньги делись? Есть завтрак, обед и ужин, но у нас есть категория людей, которые на завтрак хотят пообедать, поужинать и еще завтрак следующего дня съесть, надо раздать всем откаты, а строителю, конечно, ничего не остается. И мы имеет вот то качество строительства, которое имеем. Все это прекратить очень легко, было бы желание. Я столько всего наговорил в этом направлении по всей Абхазии, если я этого не сделаю, меня сожгут на костре. А я это говорю осознанно, потому что потом, если народ поддержит, я буду говорить, что я это говорил всегда».

Ардзинба заявил, что надо отрегулировать законодательство, принять соответствующие нормативные акты и ввести коррупцию и наркоторговлю в статус преступлений, наносящих ущерб национальной безопасности. Пусть ими занимается Служба государственной безопасности, а контролирует ее парламентская комиссия.

На вопрос о том, как он собирается объединить ветеранов, которые разошлись по разным организациям, народ, который разошелся по разным политическим лагерям, и преодолеть конфликт поколений, Адгур Ардзинба ответил, что ему и раньше удавалось сажать за стол переговоров разных людей. Он уверен, что люди придут и будут вместе работать. Никакого конфликта поколений он не видит, а рецепт объединения прост: справедливое и одинаковое отношение ко всем; заслужил хорошее – получил хорошее, заслужил плохое – получил плохое.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба – о борьбе с коррупцией и том, как можно объединить общество.

Сухум. 29 февраля. Апсныпресс. Лана Цвижба/Елена Полуян. Кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба на встрече с политсоветом партии «Апсны» и ветеранами Отечественной войны народа Абхазии ответил на вопрос о борьбе с коррупцией:

«Есть мировая практика, когда работа ведется в двух параллельных направлениях. С одной стороны, это изменение законодательных норм, дающих предпосылки для коррупции. С другой стороны – жесткость правоохранительных мер. Коррупцию и незаконное обогащение надо возвести в статус преступлений, наносящих ущерб национальной безопасности. Тогда они переходят уже в поле деятельность Службы госбезопасности. А СГБ в этом плане необходимо поддержать, расширить полномочия, там уже есть достаточно соответствующей информации. Кстати, первую встречу я не просто так провел в СГБ. Считаю, что именно на них надо возложить вопросы по борьбе с коррупцией и наркоторговлей. При этом, в Парламенте можно создать постоянно действующую комиссию, которая будет заслушивать отчёты о проделанной в этом направлении работе всех профильных чиновников во главе с Президентом. Конкретная задача должна быть поставлена и Генеральному прокурору. Сажать будут, не получится по-другому, это то, чего не было 26 лет! У меня самого за годы работы есть определенные материалы, которые я передал в Прокуратуру.

Приведу пример: что плохого в том, чтобы наши граждане все документы, справки, выписки из реестров получали в одном месте. Это уже давно сделано в России. Такой проект закона и вся модель работы подготовлена нами более двух лет назад. Тем не менее, документ лежит, и кто тормозит, я тоже знаю. Но самая большая часть коррупционной составляющей у нас связана с финансовой помощью РФ».

Также, Адгур Ардзинба рассказал ветеранам, как он собирается объединить общество, если победит на выборах: «Мне удавалось многих людей сажать за один стол, это гораздо проще, чем кажется. Прежде всего, надо делать все, чтобы объединить ветеранов, без объединения ветеранов, я с трудом представляю, как можно объединить народ.

Но есть проблемы, которые должны решить и одна сторона, и другая. И у меня подход такой: ко мне, как к министру экономики, или в последующем, если народ поддержит, как к президенту, есть претензии личного характера? Нет, и не может быть! Тогда приходите и работайте на благо государства, становитесь рядом! Уверен, люди придут! У меня прекрасные отношения с костяком ветеранской организации «Абааш» и ПП «Амцахара», которую создавали не чужие мне люди. Главный принцип – справедливое и одинаковое отношение ко всем».

 

 

Кандидат в Президенты Адгур Ардзинба прокомментировал тему добычи нефти.

Сухум. 29 февраля. Апсныпресс. Лана Цвижба/Елена Полуян. На встрече с политсоветом Политической партии «Апсны» и ветеранами войны кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба прокомментировал тему добычи углеводородов:

«Я был министром экономики 5 лет, вице-премьером, тем не менее, у меня нет цифр и данных о количестве, о качестве и всех остальных параметрах запасов нефти в стране. Уверяю вас, если у меня их нет, ни у кого в Абхазии их нет, и в России тоже. Всё остальное – домыслы!

То, что мы слышим иногда: «Вот начнём добывать нефть, и все школы будут отремонтированы, начнут ходить пароходы, летать самолеты», – для того, чтобы так рассуждать нужны цифры. Мы с вами считать хорошо умеем.

Моё мнение такое – для того, чтобы быть «за» или «против» чего-то надо понимать, это есть или нет. Когда у нас будет вся информация, а мы прятать ничего не собираемся, то положим на одну чашу весов количество, качество, предполагаемые блага для нашего народа и для бюджета, а на другую – предполагаемые риски. Тогда и будем принимать решение. Президент единолично такие решения не может и не должен принимать. Есть Парламент, Общественная палата, Совет старейшин, если этого недостаточно, нужно провести референдум.

По поводу самих договоров и насколько учтены интересы Абхазии… Договоры были подписаны ещё в 2009 году, потом их продлили. Сейчас речь идет только о выдаче лицензии на разведку и добычу, там нигде не прописано соотношение долей. Выдачу лицензии осуществляет Министерство экономики, эти лицензии были выданы давно, потом были продлены, в том числе, и при мне. Хочу вас проинформировать, что лицензии выдаются на основании решения Кабинета Министров. Наше личное отношение, Министерства, по этому вопросу, когда это решение принималось, есть в письменном виде.

Закон об инвестиционной деятельности, который был принят в 2014 году, разработан в Министерстве экономики, потом отправлен в Кабмин и там были внесены изменения. На тот период доработкой Закона занимался Беслан Эшба, будучи вице-премьером, это было при Александре Анкваб. Доработки были следующего характера: в Законе предусмотрены льготы, «налоговые каникулы», когда речь идет об инвестициях, на период окупаемости, но не более 8 лет; причем инфраструктурные проекты и проекты, связанные именно с добычей углеводородов, были исключены из ограничений 8-летнего периода, то есть, если эти проекты попадали бы в перечень инвестиционных, а их период окупаемости, условно говоря, мог быть 45 лет, то все эти годы компания не платила бы налог на прибыль, а это гигантские деньги! В таком виде Закон был принят Парламентом. Потом поменялась власть, и в 2015 году одной из первых наших инициатив стало изменение Закона. Именно в 2015 году мы отправили в Парламент соответствующую поправку и исключили особый статус такого рода проектов и, такое понятие, как отдельно взятая позиция по углеводороду, ушла в небытие. Тем не менее, 8-летний срок всё равно остался.

По поводу компаний, с которыми заключены договоры… «Роснефть» – компания мирового уровня, вы ее все хорошо знаете. Что касается компания «Апсны-ойл», здесь у меня больше вопросов, когда придёт время информация по ней будет общедоступна. Эта компания создана на территории Абхазии, учредителем является некий господин Худайнатов.

В мою бытность министром экономики к нам обращались обе компании в устной или письменной форме с просьбой о возможности внесения этих двух проектов в перечень преференциальных инвестиционных проектов. Мы отказали и одним и вторым. Нашли причины и отказали. Потому что соотношение интересов Абхазии и частного бизнеса, который нацелен на такую работу, сегодня не до конца соответствует интересам государства. Был скандал, попытки давления, но Министерство этот вопрос поставило ребром. Почему я это сделал? Потому что в Законе об инвестиционной деятельности написано: после того, как проект попал в перечень преференциальных инвестиционных проектов, в последующем, все налоговые изменения, изменение тарифов не распространяются на этот проект. Если бы мы тогда включили эти проекты в перечень, то в дальнейшем даже при увеличении пошлины на экспорт нефтепродуктов, всё это уже не имело бы никакого значения. Так что, для государства оставлен этот люфт, и в перспективе через тарифные меры регулирования недостающую часть госинтересов можно увеличить. Поэтому, если народ Абхазии возложит на нас такую ответственность, мы соберем всех и будем открыто разговаривать. И если посчитаем, что для Абхазии это невыгодно, ничто не помешает расторгнуть все договоры».